Конференция 2017: поиски сотрудничества, а не полемики

Новости 20 ноября 2017

16 ноября 2017 в Киевском национальном университете имени Тараса Шевченко состоялась научно-практическая конференция «Проблемы исследования Голодомора в XXI в.: цифры, источники, выводы». Конференцию организовал Национальный музей «Мемориал жертв Голодомора» при поддержке Фонда украинского Голодомора-Геноцида (Чикаго, США).

Организаторами выступили: Украинский институт национальной памяти, Институт украинской археографии и источниковедения имени М.С. Грушевского НАН Украины, Институт искусствоведения, фольклористики и этнологии имени М.Т. Рыльского НАН Украины, Ассоциация исследователей голодоморов в Украине и Общественный комитет по чествованию памяти жертв Голодомора-геноцида 1932 – 1933 годов в Украине.

Особенностью конференции стало то, что мероприятие проходило с участием людей, переживших Голодомор: Николая Онищенко, Тамары Бедренко и Зиновия Масло. Ведь исследования Голодомора невозможно осуществлять без устной истории, которая лишь подтверждает геноцидный характер Голодомора: хотя люди пережили геноцид в различных областях и селах тогдашней УССР,  свидетельствуют все они об одном.

 


 

 

Приветственное слово к участникам и гостям конференции прозвучало от директора Мемориала жертв Голодомора Олеси Стасюк, Министра культуры Евгения Нищука, проректора Киевского национального университета имени Тараса Шевченко Владимира Бугрова, декана исторического факультета КНУ Ивана Патриляка и председателя УИНП Владимира Вятровича. Николай Кочерга, президент Фонда украинского Голодомора-Геноцида, к сожалению, не смог присутствовать, но передал свои поздравления и пожелания участникам конференции. В нем он отметил то, что является чрезвычайно важным: знать точное количество жертв Голодомора, чтобы никто не был забыт и чтобы каждая невинно убитая душа нашла покой; обратить внимание на важность называть Голодомор геноцидом, иначе мир может не принимать и игнорировать Голодомор; провести раскопки массовых захоронений жертв, их эксгумацию и исследование. И все это, отметил Николай Кочерга, не для того, чтобы развивать лишнюю полемику, а чтобы в совместной работе найти правду.

 

Работу конференции начали участники первой панели «Правовой аспект признания геноцида украинцев: вызовы современности», которую модерировала доктор права Мирослава Антонович (Национальный университет «Киево-Могилянская академия»).

 

Владимир Василенко (доктор юридических наук, профессор Национального университета «Киево-Могилянская академия») начал свой доклад с рассказа об опыте еврейского народа в деле признания Холокоста преступлением геноцида на международном уровне. Это произошло лишь в 2005 году – резолюция ООН. 60 лет государство Израиль плодотворно работало над сохранением памяти и распространением информации о Холокосте в мире. И в первую очередь ставили перед собой задачу не международного признания и осуждения, а сплочения, объединения еврейского народа. Дела Украины как с первым, так и со вторым сегодня не в лучшем состоянии. Профессор Василенко отметил, что не видит в действиях современной Украины по работе над международным признанием Голодомора геноцидом серьезных намерений: наблюдаются спорадические движения, которые не имеют ни последовательности, ни логики. По мнению Владимира Василенко, единственным препятствием в детальном исследовании Голодомора, признании мировым сообществом украинского геноцида является глубокая нехватка единства самих украинцев. Отдельно было обращено внимание на недостатки закона Украины от 2006 года о Голодоморе.

 

Сотрудник Службы безопасности Украины Валерий Удовиченко, который был руководителем следственно-оперативной группы СБУ по расследованию уголовного дела №475 по факту совершения геноцида в Украине в 1932-1933 гг., поделился важной информацией о следствии уголовного дела №475. Заслуженный юрист Украины Валерий Удовиченко рассказал обо всех внутренних проблемах и препятствиях следствию со стороны чиновников, о высоком уровне организации следственной группы, процессе расследования. Докладчик отметил, что показания очевидцев по данному делу полностью подтверждали политические решения власти. Было опрошено 1860 свидетелей, установлено 837 мест массовых захоронений (все были осмотрены, но из-за прихода к власти Януковича дело до эксгумации не дошло). В соответствии с Конвенцией ООН о геноциде, количество жертв не является ключевым в квалификации, однако следствие требовало установления количества убитых для закрытия дела. Институтом демографии и социальных исследований была проведена демографическая экспертиза числа жертв Голодомора, которая не отражает полную картину потерь, потому что основывается лишь на материалах уголовного дела и требует дальнейшего глубокого исследования.

 

«Пренебрежение Украиной и украиноненавистничество в интерпретациях Голодомора» – с такой темой выступил доктор исторических наук, профессор, ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского института украиноведения Министерства образования и науки Украины Арсен Зинченко. Завершил первую панель советник Министерства иностранных дел Украины Дмитрий Козориз отчетом работы МИД в направлении признания Голодомора актом геноцида в мире. «Намерение уничтожить украинскую нацию зародилось задолго до 1932 года и, очевидно, существует до сих пор», – подытожила панель Мирослава Антонович.

 

 

Самой острой и эмоциональной была вторая панель конференции: «Демографические потери Украины в 1932 – 1933 гг.: новые исследования», на которой участники должны были обсудить и прийти к консенсусу в важных вопросах: «Кого считать жертвами Голодомора» и «Сколько их». Модерировал ученых Ростислав Мартынюк, историк, журналист, аналитик, эксперт.

 

Речь Александра Гладуна (доктор экономических наук, заместитель директора по научной работе Института демографии и социальных исследований имени М. Птухи НАН Украины) была посвящена вопросу так называемых «манипуляций» разными оценками потерь Украины от Голодомора и его так называемом заполитизированном характере, по мнению демографа, «из-за влияния украинской диаспоры». В негативном ракурсе было упомянуто Богдана Онищука, заслуженного адвоката, общественного и политического деятеля Канады, за его позицию, что количество жертв Голодомора составляет 7 миллионов человек. «Необходимо, чтобы диаспора прекратила поддерживать ученых с позицией 7 миллионов», – отметил ультимативно докладчик. К сожалению, Александр Гладун не упомянул о представителях украинской диаспоры из Канады, которые имеют противоположное мнение в оценке потерь от Голодомора, и которую он, выборочно, не считает ошибочной. Стоит отметить, что обвинения демографа в том, что те, кто отстаивает позицию по количеству потерь от Голодомора в 7 миллионов человек, «намерены превысить потери еврейского народа в Холокосте» являются абсурдными. Ведь Украина имеет ряд свидетельств очевидцев Голодомора, которые называют эту цифру задолго до начала Холокоста: Генеральный консул Германии в Харькове К. Вальтер, Я.В. Сапсай, Секретарь Посольства Германии по вопросам сельского хозяйства Отто Шиллер, Дорота Федербуш и другие.

 

Докладчик высоко оценил работу Национального музея «Мемориал жертв Голодомора», отметив, что музей сегодня формирует национальную память о Голодоморе во всей стране. Но параллельно прозвучали обвинения в «манипулировании данными». В частности, во время экспонирования выставки «163» (автор – Ростислав Бортник) в 2016 году. В ней музей использовал данные Института демографии для демонстрации их официальной позиции в вопросе о смертности в Украине в 1932-1933 годах: по исследованиям демографов в Украине на протяжении 1932-1934 годов умерло 5 549 000 человек, из которых 1 606 800 человек – естественная смертность и 3 942 000 человек – сверхсмертность, что демографами позиционируется, как прямые потери Украины от геноцида. Немного странно выглядел озвученный запрет музею использовать официальные данные научного института, который осуществляет работу за деньги налогоплательщиков и за каждое исследование получает средства в рамках финансирования государством научной темы. Однако, Александр Гладун так и не объяснил, на основании чего Институт демографии определил, что 1 606 800 человек умерли своей смертью, при условии тотального голода в Украине. Следовательно, возникает справедливое замечание: то, чем занимаются отдельные сотрудники Института демографии, это наука или идеология?

 

Доклад Натальи Левчук (доктор экономических наук, главный научный сотрудник Института демографии и социальных исследований имени М. Птухи НАН Украины) была больше эмоциональным анализом или разбором научной статьи проф. Владимира Сергийчука, опубликованной в сборнике материалов конференции «Голодомор 1932-1933 гг.: потери украинского народа», изданном Мемориалом жертв Голодомора в 2017 году.

 

Владимир Сергийчук (доктор исторических наук, профессор, Киевский национальный университет имени Тараса Шевченко) привел ряд аргументов относительно того, что оценки потерь от Голодомора, совершенные демографами на основе анализа сфальсифицированных переписей населения, не могут отражать историческую действительность, и призвал оппонентов к сотрудничеству с историками с приобщением архивных документов, относительно исторических обстоятельств преступления в отношении лакун, фальсификаций в статистике. Докладчик отметил, что позиция демографов, в частности А. Гладуна и Н. Левчук, которые целесообразно не хотят принимать во внимание за базу подсчета потери население УССР на 1 января 1932 (хотя ими пользовался выдающийся украинский демограф Арсен Хоменко еще в 1932 году) вызывает недоумение. Кроме того, он отметил, что даже обнародованные в Москве данные переписи населения 1937 года по УССР не совпадают с первичными документами, которые хранятся в украинских архивах. Что касается переписи 1939 года, на которую ссылаются демографы, то она по официальным данным сфальсифицирован на 1,5 миллиона человек, а не на 800 000, как постоянно пишет об этом Н. Левчук, игнорируя документ. Кроме того, докладчик сделал замечание А. Гладуну и Н. Левчук касательно упреков тем исследователям, которые устанавливают минимальное количество потерь от Голодомора в 7 миллионов человек «подпадая под влияние украинской диаспоры»: мы действительно имеем поддержку от диаспоры в поисках истины, потому что те государственные институты, которым это положено делать, за 25 лет не осуществили соответствующей работы. «Даже эта конференция организована с помощью Фонда Украинского Геноцида из Чикаго. Но почему же демографы умалчивают о своих многолетних контактах с теми коллегами из США, которые пытаются доказать минимальное количество потерь в 3,9 млн человек, не работая в украинских архивах? Или американский профессор Олег Воловина вовсе не имеет на них никакого влияния, в том числе и по поддержке в получении различных грантов? Как тогда понимать их совместные статьи и выступления на одинаковые темы? В конце концов, почему это наши демографы, когда не изучены архивы Украине, не раскопано могилы безымянных захоронений, то есть не установив истину относительно трагедии Украины в 1932 – 1933 годах, уже активно исследуют ситуацию в России, в частности в Поволжье, представляя результаты, которые не совпадают с документами, опубликованными российскими историками», – подытожил профессор Сергейчук.

 

Особенно интересным в данной панели был доклад кандидата медицинских наук, эксперта высшего квалификационного класса, врача высшей категории, заместителя начальника Харьковского бюро судебно-медицинской экспертизы Андрея Кися. Эксперт проводил судебно-медицинские экспертизы в ходе следствия уголовного дела №475 и подробно рассказал о последствиях длительного голодания и недоедания для человеческого организма, поскольку голодание в первую очередь бьет по иммунитету человека и ослабляет организм. Ученый проявил сомнения в достоверности исходных данных, отметив, что внутренние документы подвергались малейшей фальсификации. Как пример: документ конца 1933 года: «По документу ЗАГСа Харьковской области за ноябрь-декабрь 1933 умерло около 200 детей, из них в детском изоляторе «Коммунистка» зафиксировано только 2 смерти. В среднем одна смерть в месяц». Андрей Кись продемонстрировал три внутренних документа, которые говорят о следующем: за 2 дня, 9 и 23 декабря 1933, смертность среди детей детского изолятора «Коммунистка» составила 87 детей. Реальных 87 смертей. А записано чиновниками было только 2. Таких примеров тысячи, что требует своего глубокого исследования. Подытоживая, Андрей Кись отметил, что во время проведения судебно-медицинских экспертиз для следствия по делу Голодомора был выявлен ряд фальсификаций документов в сторону сокрытия смертности в Украине в 1932-1933 годах.

 

Доктор психологических наук, заместитель директора по научной работе Института социальной и политической психологии НАПН Украины Любовь Найденова акцентировала внимание в большей степени на последствиях Голодомора и последствиях его длительного сокрытия для современной Украины. Речь Любви Найдёновой была обращена к призывам согласий, сотрудничества исследователей. Ее доклад дополнил профессор Киевского национального университета имени Тараса Шевченко Ярослав Калакура. Он вел разговор о необратимых изменениях морально-психологического и ментального характера украинского народа в результате Голодомора. Последним на второй дискуссионной панели выступил Герой Украины, политик, общественный деятель Степан Хмара: «Мы не можем научиться и привыкнуть прислушиваться к чужому мнению, считаться с мнением другого, уважать мнение другого. А без этого не может развиваться нормально наука. Мы, историки и демографы, прежде всего, ученые. И мы должны искать истину. Если мы только будем придерживаться методик, которыми оперирует демография, мы не будем иметь реальных результатов. Почему? Потому что она рассчитана на идеальную статистику. Мы ее не имеем, мы должны постоянно делать предположения. На последствиях Голодомора паразитируют сегодня такие явления как коррупция, взяточничество, и поэтому давайте объединимся, демографы, историки, социологи, философы, на одном – служении украинской науке и правде».

 

На третий панели ученые обсудили источники для изучения истории Голодомора, которые являются доказательствами геноцидного характера преступления. Станислав Кульчицкий (доктор исторических наук, профессор, Институт истории Украины НАН Украины) уделил внимание свидетельствам очевидцев Голодомора, которые более четко, чем любой архивный документ свидетельствуют, что у крестьян конфисковали не только хлеб, но и всю еду. Ведь российская сторона довольно часто апеллирует к текстам постановлений ЦК, где идет речь о конфискации хлеба. Профессор подробно разобрал вопрос государственной помощи Украине в 1933 году, которая была направлена ​​на обеспечение посевной кампании только для госработников, для тех, кто мог работать, и только для посева. Собственно, эти действия Сталина подчеркивают искусственный характер организации голода. Он контролировал процесс. Станислав Кульчицкий подчеркнул важность объяснения всех нюансов истории Голодомора, особенно для иностранцев, которым трудно понять детали и природу преступления. Профессор привел пример такого непонимания – недавно опубликованную книгу польско-американского историка Энн Епллбаум о Голодоморе «Красный голод: война Сталина против Украины».

 

Профессор, этнолог Валентина Борисенко основательно дополнила вопрос «Может ли устная история быть источником изучения Голодомора». О различных архивных источниках подробно рассказали Василий Марочко (доктор исторических наук, профессор, Институт истории Украины НАН Украины, председатель Ассоциации исследователей голодоморов в Украине) и Нина Лапчинская (главный хранитель фондов Национального музея «Мемориал жертв Голодомора», заслуженный работник культуры Украины).

 

Данная конференция имела междисциплинарный характер, собрала ученых, исследующих Голодомор через призму ряда наук: истории, психологии, судебной медицины, философии, демографии. Очевидно, что замысел создания рабочей группы, в состав которой предлагалось привлечь представителей различных научных кругов, для поиска консенсуса на принципах историзма и научной объективности, неизбежен. Этого требуют как исследователи, так и украинская общественность, наука, память народа.

 

Фото Софии Яницкой