На фото посеред двору на табуреті обличчям до глядача сидить літня жінка-свідок Голодомору, спиною до глядача оператор з камерою та співробітниця музею Лариса Артеменко, що проводить опитування

Научно-исследовательская экспедиция в Черниговскую область

Новости 20 июля 2020

В июле Национальный музей Голодомора-геноцида совмествно с ОО «Ukrainer» начал реализацию проекта «Голодомор: мозаика истории» при поддержке Украинского культурного фонда.

Сотрудники музея Лариса Артеменко и Михаил Костив, а также операторы и фотограф с 13 по 15 июля записывали интервью со свидетелями Голодомора, которые сейчас проживают в Черниговской и Киевской областях.

В течение трех дней они записали на видео свидетельства 15 очевидцев Голодомора и массового искусственного голода 1946–1947 годов, а также провели интервью с местными краеведами. В с. Гнедин Бориспольского района Киевской области было зафиксировано место массового захоронения жертв Голодомора и снято интервью с местным краеведом Василием Галатенко об установлении памятного знака. Также краевед передал в музей список имен убитых голодом односельчан (134 человека).

Опрос свидетелей помог выявить 5 новых мест массового захоронения. В частности, Кошарна Мария Леонтьевна 1919 г.р. и краевед Василий Галатенко рассказали о двух местах массового захоронения в с. Гнедин Бориспольского района Киевской области; Гурбич (Шовкун) Мария Кирилловна 1920 г.р. — о месте массового захоронения в с. Александровка Бобровицкого района Черниговской области; Масло Ольга Васильевна 1922 н. — о месте массового захоронения в с. Половая Прилуцкого района Черниговской области; Кумейко Анна Отропиевна 1926 н. — о месте массового захоронения в селе на Полтавщине, где она родилась.

Респонденты рассказали о распространении бродяжничества в годы Голодомора. Голодные люди выменивали предметы быта, драгоценные вещи, семейные реликвии на еду.

Украинцы нескольких сел Носовского района выжили за счет того, что в 1933 году было большое наводнение и из рек удавалось ловить рыбу.

В колхозах за работу не платили, а часто даже не кормили. Были подворные обыски и конфискации продовольствия. С колхозов и единоличных хозяйств вывозили все зерна. На колхозных полях, где был уже собран урожай, не позволяли подбирать колоски. Люди прятали жернова, пользоваться ими было запрещено.

Передвижения в пределах Украины было ограничено, так как крестьянам и горожанам не выдавали паспорты. Запрещено было выезжать за пределы Украины, границы блокировали военные подразделения.

Украинцы вымирали целыми семьями, улицами. Наконец, записанные свидетельства помогают представить масштабы Голодомора и раскрывают его искусственный спланированный характер.

Собранный материал пополнит архивный фонд музея. Видеовоспоминания свидетелей Голодомора-геноцида и массового искусственного голода 1946–1947 годов пригодятся ученым, представителям средств массовой информации, а также широкой общественности посетителей музея. Интервью с респондентами 1919, 1920, 1922 и более поздних годов рождения являются ценными, особенно учитывая возраст опрашиваемых и записаны нарративы.