«Это надо рассказывать, чтоб нынешнее поколение знало, что такое Голодомор, что такое Голодомор!» – Зиновий Масло

16 ноября 2017 в Зале памяти Мемориала жертв Голодомора состоялась встреча с очевидцами Голодомора. Старейшим участником этого памятного события был Зиновий Иванович Масло (1922 г. р.), который пережил Голодомор в селе Пивни на Киевщине.

 

В сентябре 2017 заведующая научно-исследовательскимотделом Юлия Коцур и главный хранитель фондов музея Нина Лапчинская совместно с фотографом Ксенией Пилявский в рамках программы по сбору воспоминаний людей, переживших геноцид в 1932-1933 годах в Украине, посетили села Кожанка и Пивни Фастовского района Киевской области, где записали интервью у Тамары Михайловны Бедренко и Зиновия Ивановича Масло.

 

Зинько Масло родился в семье середняков, отец с мамой обрабатывали около трех гектаров земли. К тому же, глава семьи сапожничал, чтобы прокормить родню.

 

«Кто в колхоз пошел, то к тому немножко легче относились. А кто в колхоз не шел, так же, как мой отец, то к тому – плохо. Председатель сельсовета моему отцу сказал: «Не дыши советским воздухом, если ты не хочешь идти в колхоз». Ну как так – все отдать?! Никто не хотел идти в колхоз. К тому времени у нас уже нечего было отдавать. До этого у нас были волы – отец продал. Была лошадь – отец продал. Были овечки – отец их порезал. Если бы этого не сделал, то забрали бы все начисто. Была телочка, каким-то образом забрали в колхоз, или за налоги, я не знаю. Была у нас еще пасека, такая небольшая, где-то ульев пять – до десяти. Я, одиннадцатилетняя ребенок, не мог осмыслить того, что видел. Я только видел, как взимаются непосильные налоги», – рассказал Зиновий Масло.

 

Чтобы выжить, люди были вынуждены питаться суррогатами: «Нам было очень трудно. Преимущественно питались растениями, корешками, чем-нибудь гнилым, мерзлым и тому подобное. Как-то я играл кнутом у огня. И тот кнут попал на огонь, он так зашипел, я его вытянул. А он так запах жареным … Оно так зажарилось, что я начал есть. Ременяка такая хрустящая, я всю съел», – делится воспоминанием Зиновий Масло.

 

Кто имел золотые или серебряные вещи, чтобы выжить, сдавал их в магазины «Торгсин»: «Одни  больше голодали, а вторые меньше голодали. Например, один человек в Пивнях в период империалистической войны была награжден … крестом каким-то. А государство организовало такие торгсины во время голода – сдавай золото, драгоценности и там купишь себе что есть. И у него было сколько – семь детей, кажется, семь и их двое. И он сдал эту награду, то там получил за эту награду определенное количество пищи и выжил. Не было бы той награды – может и не выжил бы».

 

Уже в зрелом возрасте Зиновий Иванович задал себе вопрос, сколько же людей погибло в его родном селе в результате Голодомора-геноцида. Он пытался вспомнить имена людей, погибших на его улице. Поскольку в годы Голодомора Зиновию Ивановичу было 11 лет, он хорошо знал только жителей своей улицы: «Сто пятьдесят человек только по одной улице, сто пятьдесят душ умерло. А теперь прикиньте сюда сколько улиц… где около девятьсот человек при населении примерно на три с половиной тысячи». Все эти имена внесены в Народную книгу памяти жертв Голодомора, которая хранится в нашем музее.

 

Также, Зиновий Иванович рассказывает о людях, которые вывозили тела жертв Голодомора: «Это просто голова сельсовета назначал людей, у кого лошадь есть, и так: «Ты будешь завтра вывозить мертвецов», – и он вывозил. К примеру, мой сосед ехал на поле с моим одногодкой мимо сельсовета, его председатель сельсовета вызвал, говорит: «Заедь оно к тому дому и заберешь мертвеца, вывезешь по пути». Ну этот заехал туда, там два брата было в их… Спрашивает: «Где же он?» – «На печи лежит», – говорит их сестра. Ну на печи на рядне, говорит: «Мы это рядно взяли и вынесли на улицу. И пока мы несли и розворушились, то кони храпели от того запаха, понимаешь». А на следующий день, может, кого-то другого назначил, чтоб возил мертвых. Мертвых вывозили».

 

Кроме физического уничтожения, режим пытался ликвидировать и духовные основы жизни украинцев. С казацкого храма в селе Петухи сняли колокола и превратили в кладовую для хранения зерна.

Семья Масло спаслась благодаря отцу, который выехал в Россию. Когда у крестьян лопнуло терпение от постоянного грабежа и голода, они разгромили колхоз. Однако Иван Масло хорошо понимал, что это только временная победа. Зарезав телочку, которую удалось вернуть из колхоза, отец взял немного еды на дорогу и пошел, куда глаза, из родной деревни, а затем забрал и семью.

 

Так в Ленинградской области оказался и Зиновий Иванович: «Отец телочку зарезал… вот. Мяса набрал в мешок или в сумку, нам оставил. «А я поеду куда глаза – в Россию поеду, потому что, говорят, в России нет голода». Ну тогда мясо нам осталось, а отца пишет письмо из Ленинградской области: «Приезжайте, здесь нету голода». Таким образом мы спаслись от голода. Там уже родилась у меня сестра…. Как уже здесь… ».

 

Подытоживая свои страшные переживания голодных лет, Зиновий Иванович отмечает, что только память об этом преступлении позволит избежать подобного в будущем: «Так надо рассказывать, чтоб нынешнее поколение знало что такое Голодомор, что такое Голодомор! Что это в каждом селе по тысяче, по пятьсот душ умерло-умерло-умерло… Чтоб он не вернулся, не дай Бог, этот Голодомор!».