Память народа – неистребима. Воспоминания о Голодоморе Константина Пилявского

Мемориал жертв Голодомора продолжает работу по сбору воспоминаний людей, переживших геноцид в 1932-1933 годах в Украине. Это наша устная история Голодомора.

С этой миссией 19 августа 2017 заведующая научно-исследовательским отделом Юлия Коцур совместно с фотографом Ксенией Пилявской отправились на встречу с Константином Степановичем Пилявским.

Константин Степанович родился в 1920 году в селе Колыбабинцы Винницкой области. Вспоминает довольно благополучные 20-е годы, на смену которым пришло тяжелая колхозная жизнь. Вот как описывает создание колхоза в своем селе Константин Степанович: «Вот именно, что моментально предложили этот колхоз, и никто не хотел, того колхоза. После того, что так сделали, сперва два-три года делали, сеяли, жали – все было. И здесь вдруг согнали всех вместе на сборы. Оцепили кругом, военные. И вообще, русские военные. Потому что на украинском никто там не говорил. И всё … Моментально колхоз. Кто захочет идти в этот колхоз, когда надо всё сдать: лошади, коровы. И всё это надо отдать в колхоз. Кто это хочет? Никто не хочет».

Самое болезненное воспоминание о Голодоморе Константина Степановича связано с ситуацией, когда он стал жертвой печально известного Постановления ЦК и СНК СССР «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и коопераций и укреплении общественной (социалистической) собственности» от 7 августа 1932 года. В народе этот закон получил название «закон о 5 колосках».

Когда голодный мальчик пошел на собственное поле за зрелыми колосьями, его встретили комсомольцы, которые охраняли все поля, провозглашенные государственной собственностью в результате этого закона.

«Вдруг едут комсомольцы верхом. Увидели меня. Крикнули. Никуда не денешься. Куда ты денешься? Приехал сюда ко мне. Забрали сумку эту с колосками, и меня конвоировали. Я конечно плачу … Ничего не поделаешь. Конвоировали в эту Березину. Там был песок, люди брали. И к тем ямам выкопанным… Конвоировали меня к одной яме… положили меня… Связали ноги… Демонстрируют, будто бы меня расстреливать будут. Вы себе представляете, ведь я ребёнок? Каково состояние этого ребенка? Но, впрочем, связали, положили … Прутик взял, не белые, ничего. За ноги держат, а по подошвам, по пятам хорошо бьют. Били, били до тех пор… Я уже плакал, плакал, пока я не потерял сознание. Отлупили, я уже дальше не помню, что было» – поделился воспоминаниями Константин Степанович.

Эта поездка стала особенной для фотографа Ксении Пилявский. Именно из-за переживаний дедушки Константина, тема Голодомора приобрела для Ксении личностный характер. «Впервые я услышала рассказ от своей матери и от дедушки по отцовской линии. Мама вспоминала, как ее покойная мама, а моя бабушка, пережила Голодомор на Черниговщине. Я так думаю, что бабушкины рассказы очень сильно повлияли на маму, потому что с тех пор она имеет особое отношение к хлебу: она никогда не выбрасывает черствый хлеб, всегда находит ему применение – то сухарики наделает, или в деревню людям для скота отдаст. А в день памяти жертв Голодомора она всегда ставит свечу с зерном на подоконник. И когда я была маленькой и не доедала хлеб, она меня ругала за это и рассказывала, почему нужно уважать хлеб. Вскоре я также услышала о Голодоморе от дедушки, это уже была исповедь, ведь он маленьким мальчиком пережил всё то преступление против украинского народа», – говорит Ксения.