Лариса Артеменко, співробітниця музею, розмовляє зі свідком Голодомору Софією Кононець.

Массовый голод и нескончаемый поток людей в надежде спастись от голодной смерти в России — история Голодомора в приграничном Ямполе

Новости 3 августа 2020

98-летняя жительница Нежина София Ивановна Кононец (Савченко) родилась в поселке Ямполь Сумской области. Голодомор оставил отпечаток на всей жизни женщины. Ее историю записали сотрудники Музея Голодомора вместе с ОО «Ukrainer» в рамках проекта «Голодомор: мозаика истории» при поддержке УКФ.

Отец Софии Ивановны был строителем, работал на сооружении дорог и мостов. С началом коллективизации Иван Савченко вступил в колхоз. Однако благодаря связям с председателем колхоза и авторитета в селе семья вышла из колхоза, и уже в 1932–1933 годах Савченко были единоличниками: «Ну мы в колхозе не работали. Мы поступили, сдали туда канюк и доспехи, общим, все, что было, а потом председатель колхоза говорит: “Иван Максимович, заберите свою жену, пусть она с детьми не мучаецца”. (смеется). Ну, папу знали, дороги, мосты — это все его дело было. Его знали, просто считали, знали его. “Заберите свою женщину, пусть не мучаецца”», — вспоминает свидетель Голодомора.

В Голодомор семью снова спас авторитет отца, ведь обыски в доме Савченко проводили формально, а в их соседей активисты забрали все: «Заехали к нам мамин знакомый: “Йвановна, я буду кричать, а вы молчите”. И кричит: “Где вы спрятали, и что такое”, и это кричал, кричал… У нас ничего не взяли. Заехали в соседний двор, там то же самое, стики детей, там кабана из конюшни забрали, и на телегу положили, и все. Ну дальше к кому шо поехали, а это харашо я помню, потому что у нас покричал, потому маму знал. А в саседа, а не кричавши, кабана на телегу положили, и будь здоров».

В годы Голодомора в семье Савченко умерли новорожденные двойняшки Аня и Валя.

Одним из самых мучительных воспоминаний женщины о Голодоморе является удручающее впечатление от тысяч голодающих, которые ежедневно проходили через Ямполь, надеясь попасть в Россию, где можно было раздобыть еду и спастись от голодной смерти, которую коммунисты приготовили для украинцев. Однако голодные крестьяне могли дойти только до пограничного поселка Хутор-Михайловский, за которым уже была РСФСР, а дальше их не пускали специальные войска и пограничники: «Не пускали. Говорили, к Хутору-Михайловскому, а дальше возвращайтесь назад», — рассказывает женщина.