«Это там люди лежали мертвые. Так никто и не закапывал … »- очевидец Голодомора

16 ноября 2017 в Зале памяти Мемориала жертв Голодомора состоялась встреча с людьми, пережившими все ужасы Голодомора, и которые являются его очевидцами и жертвами. Одним из участников этого памятного события была Тамара Михайловна Бедренко (1928 г.р.), которая пережила Голодомор в селе Кожанка Киевской области.

 

В сентябре 2017 заведующая научно-исследовательским отделом Юлия Коцур и главный хранитель фондов музея Нина Лапчинская совместно с фотографом Ксенией Пилявской в рамках программы по сбору воспоминаний людей, переживших геноцид в 1932-1933 годах в Украине, посетили Тамару Михайловну в ее родном селе.

 

Несмотря на детские годы, ужасы Голодомора запомнились Тамаре Михайловне на всю жизнь: «Нас было трое, мы лежали на печи. А мать, перед этим, наделала, ну не знаю с какой там уже муки, наделала галушек. Насушила и в такую ​​торбочку длинненькую, и спрятала над грубой. Такая ниша была, и туда над грубой положила эту торбочку. И пришли три. Ну с ними женщина молодая и два мужика. Полезли и забрали те галушки. А мы на печь повскакивади и давай выдирать от них эту торбочку. Кричат, шум. Потому что мы те галушки хотели. Мать нам не дала, спрятала уже. Они нашли и забрали … Мы же так хотели их поесть! .. Так мы бросились к ним и розорвалы ту торбочку, и рассыпались те галушки на кухне у матери. И мы собрали немножко ладошками. Я очень это запомнила!. Этот бой был…».

 

Также Тамара Михайловна хорошо запомнила и закон о «пяти колосках»: «Мы и сами собирали. Не давали, били, кругом на лошадях гоняли с нагайками и отгоняли. Не давали колоски собирать. Когда поле было собрано». Не было пощады и для детей: «Били, били (детей), отнимали… (детей). Забирали, выдерет из рук тот колосок и бросает. Бросит на землю и притопчет, а не давал. Объездчики на лошадях».

 

Только благодаря взаимопомощи люди могли выжить в эти страшные годы: «Помогали друг другу … Дружеские люди тогда были. Были и «активисты», подлизы такие. То в сельраде. А так сосед с соседом очень дружны. Где, что, друг с другом делились и сообщали. Сейчас один другому «здравствуй» не говорит. И при немцах, и до немцев люди дружили хорошо. Как родные были».

 

Кроме смертей от голода в родном селе Тамара Михайловна вспоминает о лесе в Кожанке, который также стал местом последнего упокоения людей, которые в надежде спастись выезжали из сел: «В 1933-м. Весной, я ходила с отцом в лес. Не знаю чего, или это по опята какие-то. То в лесу, здесь вот, путь делали до завода. То такие ямы как, вибирали землю на путь, и такие долины. То там люди лежали мертвые. Так никто и не закапывал … Так я долго ходила … Еще черепа лежали … Кости лежали … Никто не прикапывал … Вороны растаскивали … А люди, которые? Не наши, а со станции. Приезжали голодные. На поезде едут тут остановиться, вот в лесу падали. Где кого смерть застала».

Кроме физического уничтожения режим разрушал и духовные основы украинства. Запрещалось отмечать религиозные праздники, закрыли в селе храм: «Боже упаси! .. Боже упаси! .. Даже и речи не было, чтоб кто вспомнил о церкви или об этом … Боже, это была очень большая тайна. Мать учила нас Богу молится, ну .. чтоб никто не слышал и не знал … Коммунисты … ».

 

Сохранение памяти о Голодоморе чрезвычайно важная задача. Благодаря очевидцам этого преступления современники могут постичь всю человеконенавистническую суть коммунистического режима.