Ученые "Мемориала жертв Голодомора" вернулись из экспедиции Черкасщиной

В августе 2018 заведующий научно-исследовательского отдела Лариса Артеменко и старший научный сотрудник Ольга Выгодованец осуществили научно-поисковую экспедицию в Черкасскую область (Городищенский, Смоленский и Чигиринский районы).

 

Во время путешествия было записано интервью с 22 очевидцами Голодомора-геноцида. Ужасы того времени навсегда запечатлелись в их сердцах. Уникальность свидетельств заключается в том, что именно в Черкасской области смертность от голода в 1932 – 1933 годах была одной из самых высоких.

 

Тодора Нестеровна Михно (1918 г. р. с. Трушовцы Чигиринского района Черкасской области), отметила, что от голода умерли ее пятеро братьев и сестер. Женщина рассказала об обысках и конфискации имущества. Вспомнила, как односельчан заставляли вступать в колхоз.

 

Александр Саввич Шаповал (1925 г. р. из с. Поповка Смелянского района Черкасской области) рассказал об особенностях хлебозаготовительной кампании, которая фактически превратилась в изъятие всех продовольственных запасов. Непокорных вызывали на допросы, угрожали выселением. Голод усиливался. Сельсовет организовал ежедневный вывоз трупов умерших.

 

Николай Ефимович Остапенко, (1927 г. р. г. Городище Черкасской области), подробно описал, как он с отцом спасали голодающих. Отец респондента работал мельником на водяной мельнице. Остатки муки иногда высыпались в реку, поэтому у мельницы всегда было много рыбы. Отец делился с истощенными от голода людьми мукой и рыбой. Николай Ефимович с болью вспоминает, как голодные дети из других сел жадно ели сырую рыбу.

 

Интересным было свидетельство переселенца из Беларуси – Василия Трофимовича Шаблинского (1928 г. н. р., с. Юрки Евангельского района Полесской области (сегодня Гомельская область, Белоруссия). Он запомнил, что в 1932 году, к ним приходили голодающие с Украины. Одна женщина с ребенком осталась жить в семье Шаблинских. Через два года после окончания Голодомора, она вернулась в Украину.

 

Каждое из интервью чрезвычайно ценное в силу возраста опрашиваемых. Очевидцы в 1930-х годах проживали в разных регионах Украины, а один рассказчик – в Белоруссии. Рассказы свидетелей дополняют общую картину Голодомора и подкрепляют вывод о его искусственном характере.

 

Собранные видеовоспоминания можно посмотреть на тачскрине в Зале памяти музея.